battlerite-stats.ru

Анкеты девушек готовые к сексу

Регистрация

Вход

Из категории Разведенки:

Ксения Артёмова

Статус: Offline

 

 

Возраст: 21

О себе: Юность обманула меня, молодость увлекла, но старость меня исправила.

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

Вероника Картошкина

Статус: Offline

 

 

Возраст: 21

О себе: Когда я был помоложе, я помнил все – и то, что было, и то, чего не было. Теперь я старею и скоро стану вспоминать лишь последнее.

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

Добрава

Статус: Offline

 

 

Возраст: 21

О себе: Я все равно ни о чем не жалею — хотя бы потому, что это бессмысленно.

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

Анастасия

Статус: Offline

 

 

Возраст: 21

О себе: Похвала всегда приводит в смущение: не знаешь, что сказать, не находишь нужных слов. Да и что можно сказать в ответ на комплимент? Меня хвалили великое множество раз, и я всегда смущался; я каждый раз чувствовал, что можно было сказать больше. Зато теперь я впадаю в одиночество, как вода в море.

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

Новелла

Статус: Online

 

 

Возраст: 21

О себе: Это просто обида… Я в последние годы всегда хожу грустная… Улыбаюсь и то для вида…

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

Агнеса

Статус: Offline

 

 

Возраст: 21

О себе: Если я хочу написать — то и человек хочет написать мне, если я люблю — то и меня. Но если я хоть на капельку почувствую, что мне не рады, я перестаю писать, звонить, и даже думать об этом человеке. Мне начинает казаться, что я себя навязываю, и от этой мысли пропадает любое желание контактировать с таким человеком.

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

Владимира

Статус: Offline

 

 

Возраст: 21

О себе: Познать себя? Если бы я познал себя, я бы в страхе убежал.

Дополнительные фото:

Пользователь скрыл свои фото.

Начните знакомство для доступа к изображениям.

Начать знакомство

+ еще девушки

Знакомства для секса объявление в красноярске

каждый из нас прекрасно понимал, что Такое, увы, больше не повториться… …Мы стояли с Антоном одетые в коридоре. Не хотелось расставаться с таким грустным настроением. Взглянув на тоскливые глаза Нины Ивановны, я понял состояние этой пожилой, почти старухи, женщины. Это была скорбь. Она чувствовала – больше никогда и ни с кем… Шанса у неё больше не будет. Я, не отводя от неё, взгляда начал медленно стягивать с себя верхнюю одежду. Антон просёк всё моментально и последовал за мной. Произошло всё мгновенно и в абсолютной тишине. Никто из нас не издал ни звука. Это, говоря языком военных, была «кинжальная» атака – молниеносная, сметающая всё и вся на своём пути. Прямо в коридоре я молча разделся до гола и с, направленным в сторону Н. И., своим толстым залупленным хуем подошёл к ней. Я привлёк к себе эту старую, худощавую, привлекательную женщину. Её бил озноб. Медленно начал раздевать Нину. Утром, без макияжа, при дневном освещении она выглядела не так эффектно. Аккуратно уложив её на пол и раздвинув ей ноги, я вошёл в её, пахнущее утренним мылом, лоно на всю длину своего толстенного ствола. Я думал, что раздавлю своей массой это хрупкое старенькое создание, но Нина Ивановна лишь плотнее притянула меня к себе. Из её глаз катились слёзы. Слёзы радости, счастья, удовольствия и жалости к самой себе. Жалости по безвозвратно уходящей жизни, воспоминаниям о былой красоте, кавалерах и утехах. Жалости от осознания безысходности и мысли о том, что это, наверняка последний в её влагалище мужской член. «Больше оптимизма, Нинка!»,- приободрила её бабушка,- «Не хныч, старая ты моя поблядушка, мы ещё повоюем!». Антошка ещё вчера понял, что моя любимая бабулечка большая любительница анальных наслаждений. Поэтому, не теряя попусту времени, он рядом с нами поставил бабушку рачком, закинул юбку ей на спину, приспустил до колен мнгновенно, глядя на нас с Н. И., увлажнившиеся бабулины трусы и вогнал свой «атомный грибок» бабушке в анус. Нам хватило нескольких фрикций, чтобы кончить. Всё так же молча, оставив наших, раскоряченных в разных позах, женщин на полу коридора, мы встали, обтёрли опавшие хуи носовыми платками, оделись и вышли на отрезвляющий воздух поздней осени… Нину Ивановну я больше никогда не встречал. Учёба, повседневные заботы, молодёжные компании, молодые девки… Бабушка как-то сказала, что Н. И. начала болеть. Больше о её судьбе я ничего не знаю. Антошка перевёлся на учёбу в другой город (к величайшему бабулиному сожалению, уж больно ей понравилось быть натянутой одновременно на два наших неутомимх хуища). Таких надёжных друзей у меня больше не было. Бабушкин секс рассказы. Рекомендуется перейти на Lite версию. Один мой друг по имени Петя как-то попросил помочь ему решить одну деликатную проблему. При этом он не уточнил, какую именно проблему. Просто попросил помочь. Я отказываться не стал, согласился. Неизвестность меня не только не испугала, а наоборот – заинтриговала. Стало интересно, что же там за деликатная проблема такая, что он сам решить ее не может. Петя сказал, что я должен буду в назначенный день поехать с ними на дачу. «С ними» — это вместе с его женой, тещей, ребенком и тестем. Существует у русских странная забава – купаться в проруби зимой. Я этого никогда не понимал. Нет, я понимаю, когда это делается в связи с соответствующими религиозными праздниками. Религия – дело серьезное, и купание в проруби на Крещение – это же ритуал, а не просто развлекуха. Но в том-то и дело, что очень многие даже не понимают смысла этой процедуры, и воспринимают ее именно как способ экстремального развлечения. Что характерно — наш народ любит вот так вот развлекаться исключительно по пьянке. О мужчинах альфонсах часто отзываются плохо, и я был с этим согласен, поскольку считал, что нормальный мужчина с чувством собственного достоинства просто не может быть на содержании женщины. Однако я, как и большинство людей, не учитывал прочие условия и особенности таких отношений. Сами подумайте, что делать мужчине, если он любит богатую зрелую женщину, которая одаривает его не только своим вниманием и нежностью, а ещё и деньгами и дорогими подарками. Период полового созревания и взросления у каждого проходит по-своему. Моя история тоже имеет свои индивидуальные черты, некоторые из которых привнесла в мою жизнь моя тетка. Я до сих пор не знаю: то ли мне злиться на нее, то ли быть благодарным ей за то, что все так интересно получилось. Когда мне было 14 лет, я уже много чего знал о близких отношениях между мужчинами и женщинами. Много, но не все. Кое-какие пробелы в сексуальном образовании и воспитании сыграли со мной разные шутки. Несколько раз я уже вспоминал историю двухлетней давности, когда решился снова зайти за пивом в тот самый металлический ларёк, который вновь открылся месяц назад. С одной стороны мне приятны воспоминания, а с другой жалко, что эти воспоминания не повторяться в реальности больше никогда. Как сейчас помню тот вечер, когда я загулял и задержался в том ларьке до самого утра. Эх, хорошо было, пожалуй, стоит этим поделиться с вами, чтобы вы поняли, что я имел ввиду. Не знаю, как другим, а мне всегда нравились взрослые женщины, даже женщины намного старше меня. Когда я был совсем маленьким и не имел вообще никаких понятий о сексе, я заглядывался на красивых взрослых тетенек. Еще не осознавая этого естественного скрытого желания, я иной раз просто млел, когда мне на глаза где-либо попадалась по-настоящему красивая женщина. А потом, в подростковом возрасте, когда у меня начался активный процесс полового созревания и я уже все знал и понимал, я тайно мечтал о том, как я. История произошла этим летом примерно в середине июля. Меня зовут Антон, мне 20 лет, учусь в институте, живу в Москве с родителями. Особо бурной студенческой жизни в наличии не имеется, — то есть я не пью каждые выходные в барах, не участвую в оргиях, не занимаюсь экстримом. Простой студент, под родительской крышей. Есть постоянная девушка, а похождения «налево» не для меня. Так вот, после сдачи сессии в этом году, я планировал отдохнуть дома, погулять с девушкой. Хочу поделиться одной историей, которая для мужчин необычна. Скажем так, обычно подобные истории случаются у девушек, но как то так получилось, что и со мной в универе случилась необычная история. На третьем курсе я учился прямо скажем очень плохо, меня затянула череда вечеринок и пьянок. Учёба меня весь год не особо волновала, я больше интересовался вопросом, когда и где отдохнуть или как бы снять новую девушку. Таким путём я не мог прийти к другому итогу как к вылету из университета. Вот уже два года у меня есть большая тайна, которой я не могу поделиться ни с кем, а ведь так сложно держать это внутри себя и не иметь возможности поделиться ни своим счастьем, ни своими проблемами. Я не могу рассказать о своей личной жизни никому, родители категорически не должны знать о моей личной жизни, а подругам я могу лишь рассказать что-то поверхностное, но истины не знает никто. Всё дело в том, что мои личные отношения не совсем нормальные. Воспоминания молодости — самые яркие особенно в плане секса, первых впечатлений и сексуальных чувств, особенно если они нахлынули внезапно и имели не совсем заурядный характер. В моей памяти остался как раз такой случай и, не смотря на то, что он в понимании обычных людей выходит за рамки приличия, мне его вспоминать приятно и собственно я о случившемся ни капли не жалею. Я не была скромницей в юные годы совсем, я встречалась и с парнями в школе и потом в универе без всякого стеснения. Елизавета Сергеевна стояла на коленях посреди комнаты второго этажа большого дачного дома. Она была голой. Ноги широко разведены. Двигаясь вверх-вниз, она насаживала себя на большой, твердый, резиновый член, который удерживала у пола руками. Все это сопров ождалось хлюпающими звуками влагалища и стонами самой женщины. Елизавете Сергеевне был шестьдесят один год. Но для своих лет она неплохо сохранилась, хотя на тридцатилетнюю женщину она, конечно, была уже не похожа. Совсем толстой назвать ее было нельзя, — полная. На животе не очень большие складки. Морщины на лице и на теле, но настолько их было немного, что они ее практически не портили. Большие сиськи с коричневыми сосками свисали до живота и не были такими упругими, как в молодости. Густые черные волосы на лобке. Большая половая щель с большими же, мясистыми половыми губами. Полные ноги, на которых в некоторых местах уже проступали вены, но опять же не слишком заметные. Чувствуя приближение оргазма, женщина увеличила темп, все быстрее и резче насаживая себя на член. Смазка обильно увлажнила его и он ходил во влагалище свободно. «Сейчас…сейчас…Еще чуть-чуть…», простонала Елизавета Сергеевна, и в этот момент услышала шум въезжающей во двор машины и долгий автомобильный гудок. Сегодня дочь должна была привезти внуков на лето, но она не ждала их так рано. С сожалением вставая с колен и вытаскивая из себя скользкий член, Елизавета Сергеевна подхватила с кресла легкий сарафан и выглянула в окно. Во дворе стоял черный джип, из которого вышла ее дочь, Катя. С задних мест выпрыгнули две девочки, Маша и Женя, а за ними вышел внук, Антон. Накинув сарафан на голое тело, Елизавета Сергеевна с досадой погладила толстый член, положила его в шкаф и пошла на первый этаж встречать приехавших. Входная дверь распахнулась и в дом вбежали две внучки. Они с радостными криками подбежали к бабушке и бросились ей на шею. «Бабушка ! Как мы рады тебя видеть ! Как мы соскучились !», затараторили они. «Я тоже по вам соскучилась, любимые», улыбнулась Елизавета Сергеевна, гладя девочек по головам. За ними вошел Антон, тащивший две сумки. Последней вошла дочь Катя. После долгих и радостных приветствий Елизавета Сергеевна сказала… «Ну что, детки, давайте поедим. Мама ведь наверное спешит». «Да, мне нужно к часу быть на работе, но пара часов у меня еще есть. Так что я и позавтракаю с вами, и еще помоюсь. А то у нас горячую воду отключили. Можно баню протопить, мам ?» «Конечно можно. Сейчас мы Антошку отправим баню топить, а сами пока накроем на стол»… Когда все поели и обменялись новостями, Елизавета Сергеевна сказала… «Ну, детки, идите пока погуляйте, а мы с мамой пойдем в баню. Она уже как раз готова. А то маме скоро уезжать. А потом и вы помоетесь». Маша с Женей убежали на улицу, а Антон пошел на второй этаж и сел перед телевизором. Бабушка поднялась на второй этаж, взяла из шкафа какой-то пакет, полотенце, и они вместе с мамой отправились мыться. Антон сидел перед телевизором. Настроение у него было плохое. Он абсолютно не хотел сидеть все лето на даче. Одной из основных причин было то, что все свои порнографические журналы и кассеты пришлось оставить дома, чтобы при переезде их не нашла мама. Антону было двенадцать лет. Он родился «между» своими сестрами. Маше было тринадцать, а Жене — одиннадцать. Волос на лобке у него еще не было, но член уже стоял, хотя и был еще не очень большим. Как и у любого подростка член его вставал практически по любому поводу. Он очень часто дрочил, смотря порнофильмы и журналы и представляя различные ситуации с разными женщинами. Пытался подглядывать за девочками в раздевалках, но это никогда не удавалось. Вот и сейчас, несмотря на плохое настроение, член его опять встал. Антон прислушался, нет ли кого в доме. Нет, все тихо. Тогда он расстегнул шорты, приспустил их на бедра и начал дрочить. Но в отсутствие всей порнухи, оставщейся дома, дрочить ему было неинтересно. И тут он вспомнил, что еще прошлым летом нашел в стене кладовки, имеющей с баней общую стену, широкую щель, но не успел ее опробовать, потому что находка обнаружилась случайно в последний день пребывания на даче. Не теряя больше ни секунды, Антон натянул на себя шорты и побежал в кладовку, надеясь, что мама с бабушкой еще не помылись. В кладовке было темно. Повсюду стояли лопаты, ведра, грабли и еще что-то. Стараясь двигаться как можно тише, мальчик прильнул к щели между бревен и сердце его учащенно забилось. На одной из полок, прямо напротив щели, сидели мама с бабушкой. Вид был замечательный. Они уже вероятно, помылись, и теперь просто отдыхали. Мамина голова лежала на плече у бабушки. Они о чем-то говорили. «…я понимаю, тебе тяжело, так же как и мне», говорила мама, » но может еще подождать ? Они же еще маленькие». «Ничего они не маленькие», ответила бабушка, «Тебе было двенадцать, когда мы занимались сексом в первый раз». Антон не мог поверить тому, что он слышал. Мама с бабушкой…лесбиянки !? Член его моментально отреагировал на бабушкины слова. Расстегнув шорты и спустив их на щиколотки Антон принялся медленно его поглаживать, а женщины продолжали говорить. «Все эти вибраторы, шарики, фильмы, книги, журналы, — это конечно хорошо, но мне этого не хватает. Я хочу полноценно трахаться. А тебя ведь не дождешься. Ты все время на работе, да и живете вы отдельно», говорила бабушка, «Да и у тебя наверное тут все горит». С этими словами она протянула руку к маминой промежности и начала ее поглаживать. Мама застонала и благодарно улыбнулась бабушке. Рука ее потянулась к бабушкиной сиське и ухватилась за сосок. Теперь застонала бабушка. «Ты ведь наверняка сама об этом думала. Признайся», продолжала бабушка. «Да, мам, думала. Но я боюсь. Вдруг они не согласятся». «Не бойся. Все будет в порядке. Я тоже боялась сначала, а потом видишь как все у нас с тобой хорошо получилось. Тем более, что начну все равно я. Твои дети в таком возрасте, что они не могут не согласится. Вспомни себя в детстве». С этими словами она встала перед мамой на колени и сказала… «А сейчас закончим этот разговор. Все уже решено. Так что не думай больше об этом. А мамочка сейчас полижет твою письку, маленькая моя. Хотя нет, писька у тебя была в детстве. А сейчас у тебя пизда. Не так ли ?» «Да, мамочка. У меня мокрая, горячая пизда. И она так соскучилась по тебе. Я брею ее каждое утро. Ведь тебе же нравится, когда она голенькая». «Да, малышка. Я люблю твою пизду». С этими словами бабушка наклонилась и впилась губами в мамину промежность. Мама застонала, спина ее выгнулась. Руками она мяла свои небольшие сиськи с твердыми сосками.»Да, да. Вылижи меня. Съешь меня. Я хочу, чтобы ты выдоила из моей пизды своим ртом все мои соки. Да…Вот так… О, я так давно этого не чувствовала. Мамочка, ты лижешь лучше всех на свете…О-о-о…У тебя такой замечательный язык…О-о-ох… Укуси меня за клитор. Мне так нравится, когда ты это делаешь… О-о-о, да-а !»Антон, наблюдая за происходящим через щель в стене, был потрясен. Но и ужасно возбужден. Член был напряжен до предела и пульсировал как бешеный. Мальчик уже ничего не соображал. Он только смотрел на маму с бабушкой и быстро дрочил. Вскоре бабушка поднялась с колен, села на полку рядом с дочерью и наклонила ее голову к своей промежности. «А теперь мамина очередь отдохнуть. Давай, сладкая моя, полижи у мамочки. Я вся мокрая. Лижи сильнее…М-м-м…Я так люблю, когда ты засасываешь мою пизду в свой маленький ротик…А-а-ах, о-о-о… Вот так, вот так доченька…Да, да, трахни меня своим язычком…Быстрее, быстрее…» Катя спустилась с полки и встала перед матерью на колени. Ноги ее были широко разведены. Правой рукой она мяла мамины сиськи, а левой быстро терла свой клитор. Рот ее при этом ни на секунду не отрывался от маминой промежности. Елизавета Сергеевна стонала все громче и громче. Вскоре все ее тело задрожало, глаза закрылись. Антон увидел, как бабушка, крепко обхватив ногами мамины голову и шею, с силой вжимает ее в свою пизду. Мама уже обеими руками терла свой клитор и протяжно стонала. Вскоре ее тело тоже затряслось. Ноги сжались. Она стала резко дергать тазом как бы навстречу своим ладоням. Антон, непрерывно дрочивший свой член, не мог больше сдерживаться. Из раздувшейся головки брызнули сильные струи спермы. Ее брызги летели на стену, на живот, на ноги мальчика, и даже когда закончились, он все еще продолжал дергать свой уже начавший опадать член. Через некоторое время обе женщины затихли и несколько минут сидели без движения и только тихо постанывали. Елизавета Сергеевна — на полке, откинувшись спиной на стену. Ноги ее все еще обхватывали голову дочери, прижимая ее к своей промежности, но уже не так сильно. Катя — на полу на коленях, уткнувшись лицом в мамино влагалище. Антон, прийдя в себя после оргазма намного быстрее, опять прильнул к отверстию в стене и стал ждать, что произойдет дальше. Наконец бабушка открыла глаза и спустила ноги с маминых плечей на пол. Мама подняла голову и глубоко вздохнула. Руки ее гладили бабушкины ляжки. «Маленькая моя», улыбнувшись сказала бабушка, «Ты доставила мамочке такое удовольствие. Я уже давно так не кончала. Иди ко мне, моя хорошая». И она помогла маме подняться и усадила ее к себе на колени. Они стали целоваться и гладить соски и промежности друг друга. Через некоторое время их движения стали быстрее и жестче. Антон снова услышал глубокие стоны. Обе женщины опять возбудились. Член Антона стоял уже давно, и он медленно поглаживал его правой рукой. Ладонь левой сильно сжимала яйца. «О, солнышко. Ты так заводишь меня. Мамочка опять потекла. Встань-ка на секунду. Я захватила с собой игрушки для нас», сказала Елизавета Сергеевна, поглаживая левый сосок дочери. Катя слезла с ее колен, встала и, немного согнув ноги в коленях, начала поглаживать свой клитор глядя на мать. Елизавета Сергеевна подошла к вешалке и сняла с нее пакет, который брала из шкафа на втором этаже перед тем, как идти мыться. «Это мне», сказала она, вынимая из пакета вибратор и включая его. Поводив им немного между половых губ, она вставила его почти до конца себе во влагалище. С губ ее сорвался тихий стон. «А это, доченька, — для тебя». С этими словами она вытащила из пакета узкие кожаные трусы. Катя, увидев «игрушку», предназначенную ей, застонала и стала быстрее тереть свою промежность. Повесив пакет обратно на вешалку, Елизавета Сергеевна с трудом натянула на свое полное тело узкие кожаные трусы, еще сильнее вдавив вибратор во влагалище. Спереди из трусов торчал большой, черный член. Антон увидел, как мама опустилась на четвереньки, и виляя задницей поползла к бабушке. Бабушка смотрела на нее и улыбалась. Ее правая рука поглаживала толстый, резиновый член. Мама, оказавшись около бабушки, высунула язык и провела им от пальцев левой бабушкиной ноги до трусов. Затем повторила то же самое с правой ногой. «Да, ты хочешь его», сказала бабушка. «Ты хочешь этот большой член, моя маленькая шлюшка. Ты его получишь. Но сначала — отсоси у меня. Давай, ну…» Мама встала на колени и обхватив твердый член правой ладонью направила его в свой рот. Отодвинула голову назад. Член с хлюпающим звуком выскочил наружу. Мама высунула язык и стала облизывать его, дроча правой рукой. Бабушка стонала и мяла обеими руками свои большие сиськи. Она начала двигать тазом вперед-назад, трахая маму в рот резиновым членом. Руки она положила маме на затылок и начала подталкивать ее голову себе навстречу. В этот момент Антон чуть не кончил, но он хотел дождаться, когда снова кончат мама с бабушкой. Поэтому он отпустил свой член и прикрыл на секунду глаза. Открыв глаза он снова прильнул к щели и услышал бабушкин голос… «Ты замечательно сосешь, шлюшка. А теперь пора тебя трахнуть. Ты хочешь этого ? Хочешь, чтобы я тебя трахнула этим здоровым членом ?» «Да мамочка, пожалуйста. Я вся горю. Пожалуйста, трахни меня». «Ну хорошо. Иди к полке и встань раком…Вот так…А теперь раздвинь руками свою пизду, мне будет тяжело вставлять в тебя такой толстый член». «О да, мамочка, он действительно очень толстый, но я хочу его». С этими словами мама, положив голову на полку, протянула руки назад, и ухватив обеими ладонями ягодицы, потянула их в стороны, раздвигая свою промежность. Антон, к сожалению, мало что увидел. В бане было сумрачно, да и мама находилась к нему в полоборота. Зато бабушке, вероятно, все было отлично видно. «О, какая у тебя маленькая пизда. Тебе придется постараться, чтобы принять в себя этот хуй», сказала она. Антон снова отпустил свой член и прикрыл глаза, борясь с подступающим оргазмом… Елизавета Сергеевна поводила членом по влагалищу дочери, приставила толстую головку к о входу и слегка надавила. Потом сильнее, сильнее. Катя застонала. Пальцы еще крепче вцепились в раздвинутые ягодицы. Толстый черный член понемногу проникал внутрь. Елизавета Сергеевна остановилась, давая дочери возможность привыкнуть к нему. «Сейчас мамочка трахнет свою маленькую шлюшку. Ты ведь мамочкина шлюшка ? Мамочкина блядь ?», сказала она, и не дождавшись ответа, звонко шлепнула дочь по правой ягодице. На коже отпечатался красный след ладони. Катя встрепенулась и простонала… «Да, да мамочка. Я твоя маленькая шлюшка. Трахни меня, пожалуйста. Я больше не могу терпеть…» И тут Елизавета Сергеевна резко двинула тазом вперед, вгоняя член почти целиком. Катя вскрикнула и подалась навстречу матери, сама себя насаживая на член. Елизавета Сергеевна подождала еще немного и принялась трахать дочь, все увеличивая и увеличивая темп. Вскоре Катя уже даже не стонала, а кричала. Она убрала руки, раздвигавшие ягодицы и терла обеими ладонями клитор. «Да…да…А-а-а, мамочка-а родненькая…Трахай меня…Бы…стрей…По… …пожалуйста… Выеби меня…Еби меня, чтобы у меня пизда неделю болела… А-а-а». Катя почувствовала приближение оргазма и стала быстрее насаживать себя на твердый член. По ее телу пробежала дрожьи она кончила с хриплыми стонами. Вид кончающей дочери, да и работающий вибратор во влагалище сделали свое дело. Елизавета Сергеевна рывком стянула трусы с членом до колен. Из мокрого влагалища на пол выпал скользкий, блестящий вибратор. Прислонившись к стене, она с огромной скоростью стала тереть свой клитор, и через несколько секунд тоже кончила. Антон за стеной уже размазывал по животу капли спермы. На этот раз и мама и бабушка приходили в себя еще дольше. Мама так и осталась стоять раком, положив голову на полку. Бабушка медленно сползла по стене и так и осталась сидеть, медленно поглаживая промежность… Минут через пять мама медленно встала и на подгибающихся ногах подошла к бабушке. Подняв с пола вибратор она взяла его в рот и еще немного пососала, слизывая с него бабушкины выделения. Бабушка открыла глаза и улыбнувшись погладила маму по груди. «Ну что, доченька, чуть-чуть отдохнем и продолжим ?», сказала она. «Я бы с радостью, мам», с явным сожалением сказала мама, «Но мне пора на работу». «Как всегда. Тебе постоянно пора на работу», проворчала бабушка, «Ладно, пойдем еще раз в душ, ополоснемся». «Мам, не обижайся пожалуйста. Я приеду через неделю, в следующее воскресенье. Тем более, я же оставляю тебе своих детей. Ты еще не забыла ?» Бабушка шлепнула маму по попе, они поцеловались и вышли в душ. Антон быстро натянул шорты и выскочил из кладовки на улицу. Свежий ветерок приятно обдувал вспотевшее тело, и задувал в шорты, охлаждая разгоряченный, натертый член. Быстро пробежав от бани до дома, мальчик поднялся на второй этаж. Здесь никого не было. Он подошел к бабушкиному шкафу и открыл дверь. От пола до потолка — полки с бельем и одеждой. Захлопнув эту дверь, Антон открыл следующую. Сердце его учащенно забилось. В этом отделении тоже было много полок, но все они сплошь были забиты кассетами, порножурналами, вибраторами и много чем еще. «Похоже, это лето будет даже лучше провести на даче, чем в городе», подумал Антон. Но тщательно осмотреть находку он не смог, так как снизу послышался звук открываемой двери и веселые голоса мамы и бабушки. Антон схватил с одной из полок толстый журнал и захлопнул дверцу. Спрятав журнал под футболку, он спустился на первый этаж и прошел мимо сидящих за столом бабушки и мамы на улицу. Собравшись уже найти где-нибудь укромное место, чтобы посмотреть журнал, Антон услышал как его зовет бабушка. «Антошка, пойди поищи Машу с Женей. Мама сейчас уезжает, пусть попрощаются». Антон кивнул головой и пошел искать сестер, решив что после маминого отъезда обязательно посмотрит журнал… Все стояли около машины. Катя уже была одета и собрана. Поцеловав на прощанье детей и сказав им, чтобы слушались бабушку, она подошла к матери. «Мам, я надеюсь, что все будет в порядке». «Не волнуйся, дочка», ответила Елизавета Сергеевна и улыбнувшись ущипнула дочь через блузку за сосок. Катя покраснела и оглянулась на детей, но они уже были заняты своими делами и на нее не смотрели. Еще раз попрощавшись со всеми, она села в машину и выехала из ворот. Мама и дети махали ей вслед… «Ну что, детки. Мама уехала, теперь идем мыться. Быстро все в баню. Бегом», сказала бабушка, закрывая ворота. Маша с Женей тут же побежали к бане. Антон остался стоять. Внутри у него как будто что-то оборвалось. От страха даже выступил на лбу пот. Журнал же все еще под футболкой. Что будет, если бабушка его увидит ? И тут пришла спасительная идея. Осторожно стянув с себя футболку, Антон незаметно вложил в нее журнал и сказал… «Бабушка, я пойду только футболку отнесу домой и прийду. А то очень жарко». «Ну давай, только быстрее. Мы тебя ждем», ответила бабушка и пошла догонять девочек. Антон вбежал в дом. Оглянулся по сторонам и вытащив журнал из футболки засунул его под матрас. Бросив футболку на кровать он со спокойной душой отправился в баню. В бане было жарко. Антон сразу покрылся мелкими капельками пота. Маша с Женей сидели на скамейке в предбаннике, о чем-то разговаривали и смеялись. Бабушка вешала на крючки полотенца. Повернувшись к Антону она сказала… «Ну вот, Антошка пришел. Теперь можно идти мыться». Маша с Женей недоумевающе уставились на бабушку. Маша спросила… «Бабуль, мы что, вместе будем мыться ?» «Да», ответила бабушка, «А что такое ?» «Но…но ведь…мы не можем мыться вместе», запинаясь, сказала Маша. «Это еще почему ?» «Потому что Антошка — мальчик». «И что из этого ?» «Ну бабушка, ты что, не понимаешь ?», вступила в разговор Женя, «Мы же мыться то будем голые. Как же мы можем мыться с Антошкой». «Очень просто. Так же, как и мылись бы без него. То, что Антошка мальчик, ничего не меняет», ответила бабушка, как будто не понимая, о чем говорят внучки. «Ну бабуль…», попыталась вновь заговорить Маша, но Елизавета Сергеевна ее перебила… «Хватит разговоров. Мы будем мыться все вместе. Может вы стесняетесь ? Это зря. Стесняться нечего. Мы друг другу — родные. Я — ваша бабушка, вы — брат и сестры. Тем более вы у меня все такие хорошенькие, что я уверена, что голенькие вы будете еще лучше. Ну все, нечего стесняться. Раздевайтесь», и она выжидающе посмотрела на внуков. Антон уже начал понимать, чего добивается бабушка, но никак не мог в это поверить. И вдруг он вспомнил подслушанный разговор мамы с бабушкой и вдруг все окончательно понял. От этой догадки у него даже перехватило дыхание. Член моментально напрягся и уперся в шорты, доставляя мальчику неудобство и даже небольшую боль. Антон покраснел и попытался незаметно поправить свой вставший член. Но скрыть движение не получилось. Бабушка, оглядывавшая внуков по очереди, посмотрела в этот момент на Антона, но истолковала его движение по-своему… «Вот Антошка молодец. Наконец-то. И правильно. Нечего бояться. Покажи пример своим сестренкам. Давай-ка я тебе помогу», сказала она. «Нет, бабушка, не надо», испуганно вскрикнул Антон, но было уже поздно. Елизавета Сергеевна, ухватившись за шорты обеими руками, рывком сорвала их вместе с трусами до колен. Напряженный член мальчика отпружинил и звонко шлепнул по безволосому животу, оставив на нем влажный след от смазки. Маша с Женей смущенно захихикали, а Антон покраснел еще больше и попытался прикрыть член руками. Бабушка отвела его руки в стороны и сказала… «Не надо. У тебя хорошая пиписька и нечего ее стыдиться и прятать. А девчонки еще глупенькие, потому и смеются. Но скоро они поймут свою ошибку. А теперь раздевайся дальше сам», она подмигнула внуку и как ни в чем не бывало повернулась к девочкам. «Теперь ваша очередь». Девочки тоже покраснели и стояли, опустив глаза. Но Елизавета Сергеевна замечала их короткие, заинтересованные взгляды, которые они то и дело бросали на торчащий член брата. «Я была права, Катенька», подумала Елизавета Сергеевна, мысленно обращаясь к дочери, «Они уже не маленькие, и я думаю, не такие уж невинные. Вон у Антошки член как натерт. Видно, только недавно дрочил, причем не один раз. Наверное, пока мы мылись. А девочки так и пялятся на его член. И глаза у обеих горят. А Маша и вовсе ноги свела и ерзает задницей на лавке. Да-а, думаю, все пройдет намного легче, чем я предполагала». От этих мыслей Елизавета Сергеевна сильно возбудилась. Соски напряглись, проступая через тонкий сарафан, влагалище увлажнилась, появилась сладкая тяжесть в паху. «Ну, если вы все еще стесняетесь, то давайте я первой разденусь», обратилась она к внучкам и стянула через голову сарафан. Дети увидели сначала полные бабушкины ноги, потом волосатый лобок и наконец большие сиськи, свисающие на живот. Все опять покраснели и засмущались. Елизавета Сергеевна повесила сарафан на крючок и подошла к Маше. «Теперь ты. И давай быстрее, а то баня остынет». Маша медленно поднялась с лавки и посмотрела на брата. Он уже снял кроссовки, шорты и трусы, и сидел совершенно голый на стуле. Между ног у него висел маленький, сморщенный член, опавший от волнения. Брат во все глаза смотрел на нее. «Бабушка, я так не могу», заныла Маша, «Я не могу перед Антошкой». «Хватит ныть», сердито ответила бабушка, «Он же перед тобой разделся. Так что ты теперь просто обязана это сделать». Елизавета Сергеевна подошла к внучке и начала снимать через голову ее футболку. Когда показались маленькие, еще детские сиськи с напряженными сосками, она еле удержалась, чтобы не ухватиться за них. «Какие маленькие. Как теннисные мячики. Совсем как у матери в детстве. Надеюсь, лобок у нее еще без волос», подумала она и начала стягивать с Маши коротенькую юбочку, а потом и белые трусы. «Ну вот и все. Ничего страшного, ведь правда ?», сказала бабушка, «Заканчивай сама. А мы сейчас Женечкой займемся…» Маша стояла красная, как рак. Одной рукой она закрывала свои маленькие сиськи, а другой — безволосый лобок. На шее висела поднятая футболка, а на коленях — спущенные трусы и юбка. Она подняла глаза и посмотрела на брата. Антон буквально пожирал ее горящими глазами. Член опять напрягся и немного подрагивал. Под взглядом сестры, мальчик поспешно прикрыл член руками и опустил глаза. Маша начала стягивать с себя одежду. В это время бабушка полностью раздела Женю, и опять подошла к Маше, помогая ей снять юбку. Женя стояла, опустив руки по швам, как ей и сказала бабушка. Ее тело было совсем детским.

battlerite-stats.ru © 2018-2019